Любовь Бондаренко - Старая история

Старая история

В одном из штатов Северной Америки,
Когда людей, как вещи продавали,
Рабы, по сути, были просто смертники,
Хозяева пощады к ним не знали.
В одной семье богатой жил в то время,
Раб Кэф, он был красивый, молодой,
Работу не считал свою за бремя,
Спокойно принимая жребий свой.
Он чёрен был, но это не мешало
Ему себя ценить и уважать,
Любил Христа, ему привычно стало,
Колени перед Господом склонять.
Хозяев он любил, как своих ближних,
И кроток был он нравом, как Иисус,
Поэтому любил его Всевышний,
И был ему по силам всякий груз.
Хозяин уважал его на диво,
И многое он Кэфу доверял,
Как раб, Кэф жил в семье счастливо,
И никогда побоев он не знал.
Но вдруг его хозяин разорился,
Пришлось ему продать своих рабов,
И Кэф в другой семейке очутился,
Где всех рабов держали за скотов.
Хозяин новый был жесток со всеми,
А, как узнал, что Кэф христианин,
Стал бить его, буквально, по системе,
Без всяких на то видимых причин.
Он запретил ему, и всем, молиться!
Все подчинились, но не этот негр,
Искал удобного Кэф случая склониться,
И приказание хозяина отверг.
Плантатор молодой себе поклялся,
Что он отучит Кэфа от молитв,
А раб пред Господом по-прежнему склонялся,
Хотя и знал, что будет вновь избит.
Как Даниил, три раза в день молился,
И всю работу честно выполнял,
Нигде и никогда он не ленился,
Чем ещё больше только раздражал.
Однажды, лишь в окно рассвет забрезжил,
И на молитву вновь несчастный встал,
Надсмотрщик новенький, откуда-то приезжий,
К хозяину раба скорей позвал.
С ума сходя, разгневанный плантатор,
Велел раба к колонне привязать,
Хоть Кэф ни в чём и не был виноватым,
Сам лично стал раба он избивать.
Кнут был с крючками, мясо вырывая,
Хлестал хозяин бедного раба,
И уже сам от зла изнемогая,
Хотел на кровь пустить своих собак.
Но передумал, и посыпать солью
На раны Кэфу щедро приказал.
А раб, с невыносимой этой болью,
Хозяина совсем не проклинал.
Тогда плантатор приказал идти работать,
И норму непременно выполнять!
Иначе, вновь проявит он "заботу",
И вечером он тут будет стоять!
При этом Кэф не перестал молиться,
Он про себя с Иисусом говорил,
Хозяин же, уже не мог беситься,
Кричал лишь: "Ты на кровь хоть посмотри!"
Кэф кротко отвечал:"На кровь Иисуса,
Хозяин, непрестанно я смотрю...
За вас несчастного сейчас Ему молюсь я,
Он любит вас, а я Его люблю..."
И на плантацию пошёл изнемогая,
Весь день работал,в нестерпимый зной
Не отдыхал он кровью истекая,
Не выдержал бы этого другой.
Но Иисус был с Ним и утешая,
Дал ему силы норму выполнять,
А вечером, с Ним в хижину шагая,
Стал потихоньку раны исцелять.
Плантатор же после своей расправы
Над добросовестным и преданным рабом,
Как будто выпил яростной отравы,
Весь день был мучим, злость кипела в нём.
А к вечеру вдруг заболел бедняга,
Да так, что стал от боли он кричать,
Не знал уже, что делать, бедолага,
Велел раба опять к себе позвать.
Сказал ему:" Я знаю, не захочешь
Теперь ты помолиться за меня,
Но у меня терпеть боль нет уж мочи,
Мне не дожить до будущего дня.
Прости меня, не прав перед тобою,
Хочу спокойно на тот свет уйти,
И от тебя я этого не скрою,
Мне тяжело вину свою нести."
Негр молча на колени опустился,
И к Господу от всей души воззвал,
Чтобы его хозяин исцелился,
Он искренно Иисуса умолял..."
Помилован Иисусом был хозяин,
И тут же за минуту исцелён.
А утром, всех рабов, со всех окраин,
В поместье своё собрал вдруг он.
И громко объявил, что всем отныне,
Молиться разрешается всегда,
И что он верит, что спасение в Сыне,
Что полюбил он Господа Христа!
Покаялось и всё его семейство...
Плантатор теперь строго приказал,
Чтобы в его владении повсеместно,
Пред Богом каждый голову склонял.
И чтобы перед сном у той колонны,
Где Кэфа сам он лично истязал,
Молиться все вставали преклонёно,
А Кэф вслух Иисуса прославлял!
И подарил при всех рабу свободу.
Но с радостью служить остался Кэф
Хозяину, и Господу в угоду
Собрание проводил всегда для всех!
1 1
Елена Ярмоленко 2889 просмотров
0

Комментарии

Комментариев нет

Форма входа

Статистика пользователей

Онлайн всего: 171
Гостей: 170
Пользователей: 1