Владимир Евангельский - ,,Лот. Бегство из ада,,

,,Лот. Бегство из ада,,

Я уверен, что после бегства из Содома Лот всегда ощущал тяжесть
вины перед Богом за неверный выбор . Но я также верю, что Господь дал ему покаяние..




...Огонь потух. Згустились в небе тучи,
Заволокая згустки тусклых звёзд.
Стал хворост безполезной, мокрой кучей,
Забарабанил снова мелкий дождь.

Давно остыл убогий ужин.
Дым застилал и выедал глаза.
Сорвался голос кашлем, весь простужен.
Вновь непогода. Поле. Ночь. Гроза..

Вот несколько огарков зашипели,
Неровным светом вспыхнув в темноте.
Порывы ветра дико заревели,
С косыми струями дождя в борьбе.

Вдруг небо разодрали блики молний,
Чуть осветивши бледное лице,
И взгляд, тоски невыразимой полный,
В котором искры жизни не было.

Лот прикипел, к пылающему небу,
От вспышек света взгляд не отводя.
Весь горизонт горел от огненных набегов -
Ему ж казалось - вновь, горит земля..

Но понял только полностью озябши,
Что простоял всё время под дождём.
Поднявши мокрый посох, в грязь упавший,
Присел, стараясь позабыть о всём.


Рука сама невольно потянулась
Нащупать хворост на сырой земле.
Но вместо хвороста змея проснулась.
А веток так и небыло нигде.

Он только вздрогнул. Свыкшись с напряженьем.
Но впрочем, взгляд туда не повернул .
Лишь голод, голод был его волненьем!
Проклятый голод разум захлестнул.

Хоть весь промок, но некуда деватся.
Болтавшийся обрывок от плаща
Спасеньем не был, и не мог казатся,
От непогоды, ветра и дождя.

А позади, невдалике, в пещере,
Как нож по сердцу - снова детский плач!
И громкий голос дочерей пришедших,
Что был для серца хуже чем палач.

..Дождь было стихнув, снова разошёлся.
Скорее, нужно пламя разжигать!
Он нервно на двух женщин обернулся,
И вновь продолжил искры раздувать.

Казалось это были призраки,
Иль тени. Но совсем не люди!
В лохмотьях старых, тряпках и бинтах.
Ведь совесть больше их теперь не судит,
И не берёт в свои оковы страх.

От пережитого их сердце - камень.
А вместо душ, лишь боль и пустота.
У всех троих судьба покрыта срамом,
Для них померкла жизни красота.

На всех троих одна сплошная рана,
Что стала скрытой частью естества,
У всех троих их - спасшихся из ада,
Один вопрос - за что, за что пришла беда!?


..Вот тучи отступили, поредели.
Покрывшись бронзой вышедшей луны.
,,Ведь мы спастись в то утро лишь хотели,,
И снова тяжесть, груз большой вины.

Богатый перстень в золотой оправе,
В зелёном камне отразил луну.
Когда-то он любил такой забавой
Потешить жалких бедняков толпу!

Лот, вспомнив это, даже улыбнулся.
Ведь сам стал хуже бедняков..
Он от порыва ветра встрепенулся,
И тихо прошептал - Содом, Содом..

Глядя безмолвно в тёмную долину.
Он вдруг припомнил точно этот взгляд.
Да, хоть давно то было, но картину
Он чётко вспомнил, возвратясь назад -

Опять в тот день, где в глупом, дерзком споре
Сошлись не пастухи, а он и Авраам.
Как он быд молод! Как был непреклонен!
Ведь выбрал рай Содомский лично сам.

Тот город был жемчужиной долины,
Переходя в лазуревую даль -
Стоял неописуемо красивый,
Надев садов роскошную вуаль.

Переливались воды ожерельем,
Серебрянной оправой, как во сне!
И он преодолев в тот миг волненье
Сказал - Содом, Содом да будет мне!..

...От напряжения глаза устали.
Лот от долины темной взгляд отвёл.
Как будто молоты в висках стучали,
Хотелось снова позабыть о всём!

И он почувствовал как грудь сжимает
Какой-то скрытый, тайный, громкий вопль.
О, как все эти годы не хватает
Ему Покоя. Так устал. Так нужен Бог!

Как жаль о Боге он совсем не думал,
Когда с триумфом заходил в Содом.
Когда встречал его весь город шумный,
В разнузданом приветствии своем.

Как жаль, что он вначале не заметил
Тех странных выражений лиц и глаз,
Как неестественно смеялись дети,
Как было всё лишь только на-показ.

Лот праведную душу втиснул в клетку.
Не думая избрал в тот день Содом.
Теперь молился очень, очень редко -
Дела, заботы, стройка, отдых, дом.

О, как же сразу не заметил тайны,
Что в этом жутком городе жила!
Что пристальные взгляды не случайны,
Что этот город - это место зла.

Что местность та, неистово развратна,
Что там святого нету для людей.
Там мыслят все греховно и преврано,
И скоро он поймёт проступок сей..


...Лот постоял в тиши ночных мгновений,
И снова в тьму долины посмотрел.
Как-будто слыша звуки песнопений,
Которые в Содоме так любил.

Но вдруг его обдало точно жаром!
По телу дрожь! Хотелось в грязь упасть!
Луна горела в лужах, как пожаром,
А капли от дождя вокруг светясь

Казались тлеющим, горящим пеплом -
Всё точно как тогда, когда заря,
Взошла и показалась страшным пеклом,
Когда на фоне взрывов небо блекло,
И жизнь была прожита зря..

Они на гору все в ту ночь бежали,
А с неба струи падали огня.
И звуки домагательств всё звучали -
Иди сюда, иди, иди сюда!

Тот судный день опять предстал воочью:
Ночных два путника, принесших рай..
И весь кошмар, что пережили ночью,
И голос Авраама - думай, выбирай..

Петляющая тёмная дорога
И океан огня; безумный крик,
Проклятья, стоны и хуленья Бога,
И навсегда застывший нежный лик

Жены, несправившейся с тяжкой мукой,
И обернувшейся в пути назад..
О, как все эти годы жжёт разлука,
О, если б он всё мог вернуть назад..

Оставил часть души он в той долине.
А ведь когда-то праведником был..
Да, лучше б он всю жизнь прожил в пустыне,
Чем там судьбу свою похоронил!

...Опять рассвет, как и тогда, неспешный..
О, Боже вечный, в душу возвратись!
Даруй покой! Прости! Я каюсь грешный!
И исцели утраченную жизнь!

..Лот ощутил себя совсем уставшим.
Потухли угли так и не сгорев.
В который раз он ночь провёл не спавши,
Глядя как край долины багровел.

Но в тех лучах грядущего рассвета
Так было мирно, радостно, легко!
Стекали слёзы - слёзы взялись где-то!
Врачуя раны сердца глубоко.

...Он посмотрел ещё раз на долину,
А после взгляд на небо перевёл.
И ощутил -Бог слёзы его принял,
И как тогда, опять к нему пришёл...

*******

Ступи и ты навстречу новой жизни,
Не будь среди Содомской страшной мглы.
Исправь судьбы неровности, кривизны,
И знай -лишь Бог розвяжет все узлы!


Аминь.
1 0
Владимир Евангельский 106 просмотров
0

Комментарии

Комментариев нет

Форма входа

Статистика пользователей

Онлайн всего: 47
Гостей: 45
Пользователей: 2