День рождения

Автор: Алла Лодня


На берегу одной речушки виднелся домик небольшой
Тенистым садом окруженный с железной крышей, там босой…
Когда-то бегал сын вдовицы, теперь построил он гнездо,
На сбереженья своей мамы, хоть это было нелегко.

С каким усердием, любовью, он эти стены воздвигал,
Ведь возмужав, решил жениться и девушку уж подыскал.
Не из богатых, не с купецких, но полюбил он сироту
За добрый нрав и трудолюбье была девица по нутру.

И станом все ж была пригожа, посватался и был успех,
Постройку новую закончил, было веселье, радость, смех.
И счастью не было предела, мать с ними в доме том жила,
Вскоре и внучка появилась, и бабушка вновь расцвела.

За Ниной вслед родился Боря, и дальше Бог детей давал,
Все было просто идеально, и капитал их возрастал.
Но тут случилась неприятность, стали сектанты в дом ходить,
И маму совратить сумели , им вместе стало тесно жить.

Не в плане метража квартиры, но в убеждениях своих,
Отступницей ее считали, с ней согласиться не могли.
Беседовали с ней сектанты, и псалмы пели, а она
С ними евангелие читала, и в дом молитвенный пошла.

Вот тут и начались гоненья, презрение близких и родных,
Укоры, предала мол веру, не почитаешь уж святых.
Соседи вслед крутили пальцем, совсем свихнулась мол с ума ,
Не ложет крестное знаменье, но мать была убеждена.

Что ей открылся Бог Всевышний, и Он живет на небесах,
Ему я буду поклоняться, ходила долго я впотьмах.
Он мой Создатель и всю славу, и честь Ему лишь воздаю,
Я по обряду поклонялась, теперь всю жизнь Ему даю.

Достойна ведь была я смерти, за все грехи на сей земле,
Но дар великий жизни вечной, Бог подарил мне на кресте
Ведь за меня Он был распятый, и опорочен злой толпой
Воскреснув в третий день из гроба, Он смерть попрал, Он есть живой.

Ее восторженные речи потоком бурным с уст лились,
Простая вроде бы старушка, им бы чрез проповедь спастись.
Но вразумить ее старались, священника прислали к ней,
Поговорить его просили и помолиться чтоб о ней.

Родных исполнил он прошенье, поговорив, рукой махнул,
Сказал лишь ближним – безнадежна, пред ними спину он согнул,
Понять давая, мол, все сделал, что мог, не обессудьте вы,
Мозги мол так ей закрутили, но в этом нет моей вины.

И внучка старшая увидев, призренье мамы и отца,
Бабульку стала сторониться, хоть та была к ней так добра!
Но Боря так к ней привязался, что ни на шаг не отходил,
Даже ходил с ней на собранья, и псалмы вечером учил
.
Стишки рассказывал про Бога, молился вместе по утрам,
Но бабушка вдруг заболела, хотела так к своим друзьям!
Диагноз – воспаленье легких, и стала чахнуть с каждым днем,
Так с сестрами желала встречи, чтоб братья приходили в дом.

Единомышленники в вере, все братья, сестры во Христе,
Но дети двери закрывали, не зная, что творили грех.
Лишь изредка их в дом впускали. О как же жаждала душа,
Тех посетителей, ей пели, гимн утешения, она…

Уж накануне своей смерти, бывши в жару, все ж позвала,
К себе Бориса и чрез силу, но наставления дала.
Мой мальчик, ты уже большой, седьмой годок тебе пошел,
Меня сумеешь ты понять, тебя хочу я вразумлять.

Боречка , помни, твердо знай, и никогда не забывай,
Любит тебя Господь Иисус, ты смелый мальчик, а не трус.
Ты на собрание ходи, и Слово Божие учи,
Если вдруг в дом придет беда, к Нему ты обратись тогда.

Ему все смело открывай, и никогда не забывай,
Что любящий Господь Иисус, тебе поможет, я молюсь,
Чтоб Он стал другом для тебя, Его Всесильная рука,
Тебя вела по жизни сей, ты только сам не оробей.

Родителям послушен будь, сестер и братьев не забудь,
Иду к небесному Отцу, я встречу эту очень жду.
Он и тебя там будет ждать, чтобы к своей груди прижать,
Когда к концу придет твой путь, ты в небе сможешь отдохнуть.

Бабулечка ! Возьми меня. Ведь там небесная страна!
Нам будет хорошо с тобой, я знаю, вечный там покой.
Малыш ведь сам не понимал, реальной смерти не видал,
И представленья не имел, но с бабушкой он жить хотел.

Вдруг прекративши разговор, глаза закрыв, потупив взор,
В подушки бабушка легла, ей стало плохо, но она
К себе домашних позвала, родные, помираю я,
Прощайте, я иду к Отцу, на вас обиду не держу.

Мам, я к священнику пойду, и в дом его я приведу.
Чтоб причаститься ты смогла, и исповедаться, она…
В ответ сказала – «кровь Христа, меня омыла от греха,
Жизнь вечную имею я, и вот сейчас иду туда.
Легко и тихо умерла, с улыбкой светлой отошла.

С последним вздохом прошептав, поверьте , дети вы в Христа,
Чтобы узнать Его любовь, и встретиться всем в небе вновь.
Смотрела мать с надеждой вдаль, шептали тихо лишь уста,
Сын думал, что с ним говорит, и наклонился , дивен вид!

Иду, иду, услышал он, весьма был этим удивлен!
К Спасителю она ушла, с улыбкой в вечность отошла
Бабулечка! Не уходи! Склонился мальчик у груди,
Папа с трудом его забрал, а Боря велико рыдал.

Иван весьма был удручен. Ведь маму очень любил он,
Свое сознанье утешал, то, что я в жизни не додал,
Я заплатил сейчас сполна, в последний путь ее душа,
Как та царица отошла, он много средств вложил туда.

С пышностью мать похоронил, ведь горячо ее любил,
Хотя пришлось в долги залезть, в устах соседей слышал лесть.
Теперь не стыдно перед ней, как-будто на сердце светлей.
Он сделал все, что только смог, не мог лишь слез он скрыть поток.

Да, совесть строгий прокурор. Со мной , друзья кто вступит в спор?
При жизни почитайте мам, чтоб черствый сердцем ты не стал,
Сын гроб цветами обложил, Себя как-будто убелил
Не знал Иван лишь одного, жизнь потрепает и его,

Придет момент давать отчет что с праха взято в прах уйдет,
Но тот живительный поток…В жизнь новую дает виток
Мать так хотела предложить! не смог сыночек оценить,
Тогда не принял он Христа, но материнские уста,

Молились часто за него. То, что потом произошло
Прошло чрез боль , потерю , страх. Семью Бог нес на раменах.Жизнь шла обычной чередой. К нему однажды в летний зной,
В дом постучался офицер, чтоб посмотреть на лошадей.
Иван торговлей промышлял, и лошадей сам продавал,
На верховой лошадке он, мастак был ездить ночью, днем

В тот день он был навеселе, зажиточно живя в селе,
На лошадь браво он вскочил, ведь офицер тот попросил,
Чтоб он ту лошадь оседлал, и бег ее чтоб показал.
По молодецки сев в седло, сначала рысью, а потом…

Полным галопом поскакал, но одного не рассчитал,
На повороте лошадь та, вдруг взвилась на дыбы она
Чего-то испугавшись вдруг, как будто-бы неверный друг,
Пыталась сбросить ездока, он этого не ожидал.

Не удержался сам в седле, не миновать было беде,
Не выпустил он поводов, ведь опытным был ездоком,
Но сделав кувырок назад, вскочил в седло и сел опять.
У лошади пугливый нрав, что называется стремглав…

Он скрыться с места поспешил, Иван в тот день лишился сил.
Придя домой в постель он лег, сказав жене что занемог,
Но больше на ноги не встал, так года два больной лежал.

Кого только не приглашали, все доктора перебывав,
Свое леченье назначали, испробовали много трав.
Но, несмотря на все старанья, Иван все таял день от дня,
Продались лошади, был кризис, исчез доход, его жена…

Дом заложила, взяли деньги, ушли они на докторов,
Потребности ж все возрастали, и осознание долгов,
Ирину очень угнетало, тяжелым бременем легло,
Оно и на душу Ивана, он с нетерпеньем ждал того…

Момента, когда став здоровым, поправит он бюджет семьи,
Не знал бедняга лишь о том он, что дни его уж сочтены.
Жена же всячески старалась, скрыть этот фактор от него,
С ним часто Борю оставляя, бежала в церковь, горячо…

Об исцелении молилась, и свечки ставила она,
Заказывала все молебны, и ждала чуда для себя
Жена напрасно ожидала, Иван слабел все с каждым днем,
Ему все становилось хуже, таким Господь провел путем.


И ее вера истощилась. Бедняжка все же поняла
Надежды нет на исцеленье. Как дальше сложится судьба?
Неудержимо текли слезы , а сердце рвалось из груди,
Старалась всячески быть твердой, чтоб мужу радость принести.

Друзья, что к маме приходили, ей предлагали помощь, но…
Все предложенья отвергала, понять ей было тяжело.
И принять помощь чтоб за мужем, они ухаживать могли,
Все предложенья отклоняла, хоть были очень трудны дни.

Евангелисты не сдавались, к мальчику Боре подошли,-
«сынок, хотя бы постарайся отцу благую весть нести."
Он не остался безучастным, к словам наставников своих,
И подойдя к отцу однажды, все же его уговорил.

Так ласково, так кротко, нежно сказал:- «Папулечка, а ты,
Про Бога почитал бы книжку, Он говорит там о любви».
Иван читал псалтырь и легче, все ж становилось на душе,
Но многого не понимая, он звал жену, Ириша, ты…

Мне б не могла вот тут ответить, я этим словом поражен,
Мне мать об этом говорила, я будто наповал сражен
К священнику жена бежала, и приглашала в дом к себе,
Чайку попить, свершить молитву, и на вопросы дать ответ.

Отец Василий соглашался, обильно стол всегда накрыт,
Тут самовар, стоит закуска, и красок разных колорит
Ирина бралась за писанье, его просила объяснить
Вопрос, что мужу непонятен, с желаньем брался он учить.

При этом плотно пообедав, он вскорости и уходил,
А в душах так же беспросветно, для них ведь целый мир не мил.
Всё чаще, чаще становилось Ивану тяжело дышать,
Его на кресле выносили, к роскошной яблоне поспать.

В саду, вдыхая свежий воздух , о чем-то видно он мечтал,
И Боря, пользуясь моментом, ему тихонечко сказал:-
«Папа, быть может ты захочешь, я того дядю позову,
Который Библию читая, всё объясняет, попрошу,

Чтоб он пришёл к тебе, я знаю, он все доступно объяснит,
Его все слушают и плачут, он не грубит и не кричит."
В этот момент вышла Ирина, услышав мальчика слова,
Так воспротивилась! Гневливо глаза сверкали, И она…

В горячности сказала мужу-« ребёнок! Что с него возьмёшь,
Чем хуже наш отец Василий? Ведь правду говорит, не ложь.»
Своими доводами Ира разбила сына все слова,
Но снова приглашенный доктор сказал: «жизнь трещину дала .»

Надежды нет на исцеленье, теперь не доктор нужен вам,
Но пусть сейчас придет священник, такой совет дитя я дам».
Как острая стрела пронзило то сообщение её,
И тот час мужу предложила священника призвать в их дом.

Сказать о смерти не решилась, предлог другой она нашла,
Ты причастишься, станет легче, отец Василий за тебя…
Помолится , Иван с охотой прихода ждал, но все ж сказал-
«Не хоронить ль меня собралась? Но где видала ты, жена,

Чтоб в сорок лет мужи такие, богатыри от праотцов,
В рассвете сил с жизнью прощались? У нас так много детских ртов.
Кто ж их кормить, Ириша будет? Поправлюсь я долги раздам,
Найму прислугу , мы с тобою вместе пойдем под ручку в храм.

Все это душу раздирало, сказать же правду не могла,
Старалась скрыть она от мужа слова, что жгли сильней огня.
Но время шло, Иван увидел, что настигает смерть его,
И посещали сердце мысли, ведь я не знаю ничего…

Про Бога, про Христа Иисуса, всегда на пасху раз в году,
Ходил я в церковь по обряду, в дремучем жил как зверь лесу.
«А что, Ирина, если правда, все, что от матери слыхал».
И попросил позвать людей тех, кто его маму посещал.

Жена сердечно целовала Ивану руки, вся в слезах,
И хотя с ним не соглашалась, но в этом потерпела крах.
Смирилась все же с просьбой мужа, тот проповедник призывал,
Ивана с Богом примириться, Бог покаянья ожидал.

Ты куплен дорогой ценою, и только верою в Него,
Ты сонаследник вечной жизни, увидишь в небесах Того
Кто собственной ценою жизни всех искупил от ада тьмы
Он также личный твой Спаситель, слезы с глаз мужа потекли.

Он слушал о небесном царстве, где горя нет, нужды и слез,
Где смерти никогда не будет, где все во всем будет Христос!
Растаял лед в сердце Ивана. Он принял всей душой Христа,
До смерти в полном был сознанье, ушел с улыбкой в небеса

Да, путь порой тернист и труден, теряем близких нам людей,
Но, как душа ты драгоценна, что может друг сравниться с ней.
Пойми не просто ты здесь зачат, но странник ты на сей земле,
Бог беспредельный безначальный, тебе дал шанс. Иди и пей…

Пей из источника что льется потоком со святых небес,
И знай, Бог за тебя был распят, и Он воистину воскрес.Ира в великом отчаянье, казалось, горю нет границ,
Соседи и друзья боялись, за молодую ее жизнь.
Действительно, все так и было, ведь в безысходности душа,
И только дети отвлекали вниманья требуя, она…

Внутри ведь ясно понимала, заложен дом и лишь гроши,
Остались им на пропитанье, не знала, как ей дальше жить.
Похоронить прилично мужа, вот первая ее нужда,
Все малоценные вещички она тот час и продала.

В одной могиле сын и мама, на сердце камень от тоски,
Уныние так одолело. Как долго тянутся деньки!
Одни мучения и скорби пришли в несчастную семью.
Тоска, унынье, безысходность, идет она в густую тьму.

Все думала, что это горе так непосильно для нее,
Настал такой трудный период. Раньше так жили хорошо!
Сидела Ира неподвижно, а впереди сплошной туман,
Как-будто смотрит на экране судьбы своей грустный роман.

Первые дни Нине и Боре пришлось хозяйничать самим,
Смотрела мама в одну точку, ей просто не хватало сил.
Как беспросветно её горе! Как неподъёмен этот груз!
Детей ведь пятеро. Что делать?! О Боже, я к Тебе молюсь!!!!

С долгами Ира рассчиталась, но не на что теперь им жить,
Старшей двенадцать, ну а младшей лишь третий годик.
Как мне быть? Домашнее вела хозяйство Ирина очень хорошо,
Но заработать не умела, добытчиком был муж ее.

Ходить с протянутой рукою , чтоб подаяния просить,
Так унизительно, ужасно!!! Хотелось Ире волком выть.
И мысль впервые посетила. Да, лучше сразу умереть.
Всем вместе , это лучший выход. Враг так легко накинул сеть.

Как пауки сплетались мысли, быть может я себя убью,
Людей так сердобольных много, в приют детей моих возьмут.
О Господи! А каково им с чужими жить? Нет, лучше так:
Смерть от угара, это быстро. И будем все на небесах.

Дом продан, на жилье нет денег, Нину и Борю подозвав,
От безысходности и страха как-будто бы душил удав.
Тихо, беззвучно прошептала, обняв, прижав к своей груди,
Из глаз катились градом слезы. Родные! Нету больше сил.

Бороться очень я устала, лишений много. Не могу!
И мама детям рассказала в тот день стратегию свою.
Я с крошками уйду из мира, нет крова, хлеба, продан дом.
Вы уже взрослые, молитесь, у детей в горле стоял ком.

Окаменевшими стояли, не зная, что и говорить,
С груди рыданья прорывались, нам некого сейчас винить.
На шею кинулась дочь Нина, обнявши маму, говорит:-
«Мамуля! Милая, родная! Мы без тебя не будем жить.»,

Самая младшая сестренка, сидя у мамы на руках
Ей вторила:-« и я как Нина, мы с папой встретимся тот час».
И Боря плакал, но недолго, как-будто сверху мысль пришла,
Обдумывал её он молча, прижавшись к матери, она

Речь грустную вновь продолжала:-«я с младшими к отцу уйду,
Добрых людей на свете много, быть может вас в приют возьмут.
Измучилась я, истерзалась, ведь скоро осень на дворе,
Разутые, еды вам нету, один есть выход – умереть.

Три дня нам в доме жить осталось, его оставить мы должны,
Не представляю, как расстанусь я с эти местом, здесь любви,
Я столько с мужем испытала, и каждый гвоздик мне знаком,
Тут детки стали просыпаться, мама с заплаканным лицом

Их позвала, утерла слезы, им улыбнулась, обняла,
В лохмотья одевать их стала, и хлеб им черствый подала.
Поговоривши с Борей, с Ниной, она решила, что они,
Желают разделить с ней участь. Детей троих им поручив…

Взяла все вещи, их собравши, пошла поспешно на базар,
Чтобы купить уголь и спички, приобрести себе товар.
Купить хотела также пищи, в последний раз чтоб накормить,
Поспешно мать из дому вышла, хоть так хотелось бедной жить.

Как только сами все остались, Боря не медлил, быстро встал,
И два листка с тетради вырвав, он детским почерком писал.
Закрывшись сам, он в комнатушке, на ящик сев, слагал слова:-
«Доброму Боженьке Иисусу,- тщательно буквы выводя,
Он продолжал:-

«Моя бабуся мне говорила, Ты всегда,
В собрании святых бываешь, и я сейчас прошу Тебя,
Письмо моё прочти, не медли, нам помоги, мы есть хотим,
Нам не во что Иисус одеться, все износилось, нет уж сил.

А рассказать про нужду нашу, нам наша мама не велит,
Я и подумал, Тебе можно поведать все, Ты так велик!
Мама не знает что пишу я, помилуй нас всех и прости,
Нам страшно умирать с сестренкой, мы так еще все жить хотим.

Угля пошла купить нам мама, мы завтра к папе полетим,
Мой Боженька, нас всех помилуй, мы в гроб и в яму не хотим.
Бабуля часто говорила, что Ты есть детям лучший Друг,
Прошу, стань маме и нам другом, стань Ты для мамы как супруг.

У нас нет папы, будь нам папой, и маму ты уговори,
Чтоб нам не умереть, ведь пять нас, приди мой Боженька, приди!!!
Моя бабулька говорила, что непременно дашь ответ
Когда к Тебе молиться буду, и верю я Тебе Творец.

Прости меня что иногда я тебе молиться забывал,
Но вот сейчас я снова вспомнил, крепко целую"- написал
Письмо отдать лично Иисусу. – Мой Боженька, я твой Борис,
Ответь, прошу, ведь это важно». – тихонечко спустился вниз.

Помчался быстро в дом молитвы, неграмотный там сторож был,
На сильный стук, увидев Борю, спросил:- «что ж ты не позвонил?.
Открыв калитку он увидел, письмо у мальчика в руках,
Вот дяденька, его возьмите, в глазах ребенка виден страх.

На видном месте положите, чтоб когда Боженька придет,
Он сразу же его заметил,- не бойсь, письмо к нему дойдет.
Мальчонку ласково погладил,- письмо пресвитеру отдам.
На стол он положил прошенье вместе с другими, а сам стал…

Готовиться. Прибраться нужно. К началу службы убрать зал,
А Боря очень, очень быстро домой обратно побежал.А мать домой вернулась вскоре, продуктов много принесла,
О том, что Боря не был дома, никто и не подозревал.
Она поспешно, торопливо стала пакеты вынимать,
Ведь детские глаза блестели, им тяжело было понять…

Что мать в последний раз быть может,
В дом эти вещи принесла, лишь Нина с Борей сознавали,
И грусть в детских глазах была. А на часах уж семь пробило,
В собрание народ пришел, сторож служителю записку подал,
Чтоб тот её прочёл.

С этим письмом и те прошенья, что за неделю собрались,
Хотел прочесть все их служитель, но шум отвлек, переплелись…
Тут два события, служенье и пьяная толпа людей,
Мужчин, что дрались меж собою, ну хуже маленьких детей.

Все ж удалось их успокоить с большим трудом, но в этот день,
Собрание чуть затянулось, хоть шли с окрестных деревень.
Вынул служитель из кармана все письма, чтобы прочитать,
И в состраданье помолиться, но начав их перебирать…

Увидел необычный почерк, письмо писал совсем дитя,
Он пробежал его глазами, и в сердце пастыря борьба.
Как поступить? Не опоздать бы. И с кафедры он так сказал:-
«так было Господу угодно, чтоб я письмо вам прочитал.

Служение чуть затянулось, но верю, Бог не опоздал,
Боря Кудряш к Отцу взывает, Господь любовь и мудрость дал.
Бедный малыш ! какой он милый! Как правильно он поступил!
Сейчас мобилизуем силы, чтоб всю семью его спасти.

Медлить нельзя, им нужна помощь, со мною десять человек,
Пойдут. С собой платки возьмите, фонарь, одежду, время нет.

Понадобится брезент может, носилки надо захватить,
Скорей друзья, поторопитесь, мы вовремя должны успеть.
И остальным, тем кто поближе живет, я указанье дам,
Для встречи все вы приготовьте, кровать, белье а также чай.

И брату доктору скажите, немедленно чтоб шел сюда,
Нам нужен фельдшер, чтоб уход был, его найдите вы, друзья.
Медперсоналу объясните, кого мы привезем сюда,
Чтоб пострадавшим от угара помощь оказана была.

А дальше сам Господь подскажет». Все помолившись разошлись,
Дом хорошо был им известен. Звонок. Молчанье.-« Навались».-
Звучала пастыря команда. Взломали дверь, зажгли фонарь.
Увидели, одна из комнат закрыта наглухо, но гарь…

Угара запах был так слышен! Когда они открыли дверь,
То, что глазам предстало видеть, не описать в картинах, зверь…
И тот, наверное бы плакал. Возле соломы, на полу,
Лежала женщина, на вид ей лет тридцать пять. Я вам скажу

Мы поначалу растерялись, она красива, молода,
Руками деток обнимала, сына и дочку, а в ногах,
Лежала старшая дочь Нина, за шею мальчик обнимал,
Боря лежал у изголовья, свернувшись как комочек спал.

А в стороне стоит жаровня, семья, сознанье потеряв,
Уж были на пороге смерти, распоряженье врач давал.
Доктор сказал пастырю церкви о состоянии больных,
Крайне тяжелый этот случай! Он делал все, чтоб их спасти.

У больных рвота появилась, а доктор вытер пот со лба,
Вздохнув всей грудью облегченно. Вливали в рот им крепкий чай.
Все люди были в ожиданье, и явно видели они…
Как жизнь входила в их сознанье, Бог не замедлил к ним прийти.

Первым пришел в себя сам Боря. Мой Боженька! Ты здесь, пришел!!!
Я знал что Ты меня услышишь! И Сам сюда друзей привел.
Сказавши, потерял сознанье, всю ночь отхаживали их,
Уснуть им снова не давали, пришел Господь к ним как Жених.

Одел семью в Свое убранство, святых детей к ним в дом послал,
И только утром брат и доктор, распорядился и сказал:-
Теперь опасность миновала. Великий Бог, Тебе хвала!
Все опустились на колени, за все Творца благодаря.

Когда Ира пришла в сознанье, была похожа на зверька,
Сначала дико озиралась, потом заплакала она.
Реакция неодекватна, вдруг стала всех их упрекать,
Кричать, зачем мол помешали, покончить с жизнью…

Не унять было поток негодованья, и гневу не было границ,
Когда узнала что сектанты, семье их возвратили жизнь.
«Зачем, зачем мне помешали?».- твердила в полузабытьи,
«Я вас совсем сюда не звала, мучений лишь продлили дни».

О! сколько к ней любви, терпенья вложили новые друзья,
Чтобы душа, поверив в Бога , была с семьёю спасена.
Как мягко, нежно направляли к Тому, Кто есть наилучший Друг,
Кто не предаст и не обманет, а сердце плавил Бог, и вдруг…

Душа Ирины как прозрела. О, как же я была слепа!!!
Противилась, не понимала, вместе с детьми в погибель шла.
Какое было покаянье и осознание того, что Бог теперь её Спаситель,
Все в жизни будет хорошо.

Теперь убеждена Ирина, что когда время подойдет,
На небесах с Иисусом будет, в обители Его войдет.
Простри, душа к Иисусу сердце, доверь всего себя Ему,
Бог не в традициях, обрядах, поговори на чистоту.

Он не в заученных молитвах, Он там, где простота души,
Про все печали и невзгоды ты в простоте Ему скажи.
Друг не всегда поймет, утешит, порою может и предать,
Надейся не на человека, но не отвергни благодать.
Добавить комментарий к стихотворению "День рождения":

Обязательные поля помечены *